По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

16 июня – День медицинского работника


Это слово роднит церковь и медицину, потому что без него не могут быть мыслимы ни храм, ни больница. 

Праздник милосердия

А еще более роднят их сестры милосердия, о которых мир впервые услышал во время Крымской войны, когда Россия вынуждена была отбиваться от наседавших на нее войск нескольких европейских государств.

Европа связывает их появление с именем Флоренс Найтингейл – анг­лийской аристократки, отказавшейся от преимуществ своего происхождения ради того, чтобы ухаживать за ранеными. О ней написано немало книг, сняты фильмы, в Лондоне создан посвященный ей музей, а Международный Красный Крест учредил медаль ее имени, ставшую высшей наградой для медицинских сестер.

О русских сестрах милосердия, оказывавших помощь раненым на той же Крымской войне прямо под пулями и бомбами, в отличие от известной всему миру Флоренс, знают немногие. Ликвидировать эту несправедливость взялся протоиерей Роман Манилов, настоятель храма Во имя святителя Иоанна, архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского, председатель Отдела культуры Тверской епархии.

Музей на окраине

Наверное, даже в Твери далеко не все знают, что еще в 2013 году в здании областного перинатального центра был открыт музей Екатерины Михайловны Бакуниной – аристократки, дочери губернатора Санкт-Петербурга, участницы двух войн, сестры милосердия.

На вопрос, почему именно ей оказана дань чести, отец Роман ответил так: «По первому образованию я – историк, занимался историей России XIX века. А тут одно из самых ярких и трагических событий – Крымская война, и одна из самых ярких личностей на этой войне – Екатерина Бакунина…». 

И он стал рассказывать об этой женщине так, что мы уже через несколько минут почувствовали, что и для нас она становится близким человеком.

«В нашем музее немало подлинников, – отметил о. Роман. – Конечно, они имеют разную ценность, но все эти вещи могла видеть Екатерина Михайловна. – Вот, например, икона святого Пантелеимона Целителя. Я нашел ее в храме села Прямухино, где в родовом склепе похоронена Екатерина Бакунина. Икона была в плохом состоянии, разваливалась надвое. К счастью, ее удалось отреставрировать. И вполне вероятно, что Екатерина Михайловна молилась у этой иконы, будучи в Прямухине… А вот интересный артефакт уже ХХ века. Я, можно сказать, позаимствовал в Севастополе для музея этот номерной знак. Написано: Бакунина, 14. Да, в Севастополе после Крымской войны появилась улица Бакуниной. Названа в честь Екатерины Михайловны. Но в советское время в сознании людей фамилия Бакунин уже прочно связывалась с ее двоюродным братом, теоретиком анархизма. Вот так и возникла эта ошибка. Но, слава Богу, в последние десятилетия в Севастополе вспомнили героиню Крымской войны. И теперь у нашего фонда прочные связи с севастопольскими коллегами – музейщиками, историками, краеведами…»

Мы смотрим на стенд, где лежат страшные «частицы» той войны. Пули, картечь, осколки бомбы, пушечное ядро. А рядом – какие-то коробочки со стертыми надписями. 

«Все это было найдено в севастопольской земле, – говорит о. Роман. – И там сокрыто еще немало тайн и подробностей той войны. Даже по этим артефактам можно судить о характере войны и о ее бытовой стороне. И вот представим себе – в этот ужас, где «картечь визжала», летели тяжеленные ядра, где кровь лилась рекой, где русской армии приходилось нести огромные потери, приезжает вместе с другими сестрами Крестовоздвиженской общины Екатерина Михайловна Бакунина…»

С полным самоотвержением…

Эта община была создана великой княгиней Еленой Павловной для помощи раненым в Крымской вой­не. Ее участницы проходили краткий медицинский курс, после чего направлялись в Севастополь…

Екатерина Михайловна стала сподвижницей великого русского врача Николая Ивановича Пирогова. Недавно удалось выяснить, что получивший за свои заслуги дворянство Пирогов был приписан именно к Тверскому дворянству. Вот что писал Николай Иванович о тех драматических событиях: «…Сверхчеловеческие усилия женщины переносили без малейшего ропота, со спокойным самоотвержением и покорностью. Бакунина тотчас же с увлечением предалась всецело служению больным и с полным самоотвержением несла эту службу. Она сделалась примером терпения и неустанного труда для всех сестер общины». 

Труд сестры милосердия – без преувеличения – приравнивался к службе священника, который всего себя отдает пастве. Не случайно поверх скромного облачения сестры общины носили крест немалого размера. Для музея была специально сделана копия такого креста. 

Отец Роман рассказал немало интересного и об участии Екатерины Бакуниной в следующей войне – Русско-турецкой 1877–78 годов, и о том, как она до самой смерти трудилась в больнице, в своем имении Казицыно, в Тверской губернии. 

По воспоминаниям современников, Екатерина Михайловна до кончины своей в 84 года хранила ясность ума и «дум высокое стремленье».

И ныне, привычно и традиционно отмечая День медицинского работника, хочется отдать дань чести всем сестрам милосердия, с христианским терпением и любовью, по примеру своей великой предшественницы спасавшим жизни воинов на полях сражений.

А скромный музей Екатерины Бакуниной вполне может перерасти в Музей сестер милосердия. Отец Роман давно лелеет эту мечту. И очень хочется, чтобы она сбылась.

Автор: Сергей ГЛУШКОВ, Марина КРОТОВА, tverlife.ru


Навигация

Система Orphus