По благословению Высокопреосвященнейшего
митрополита Тверского и Кашинского Саввы

Служба Владимирской иконе


В службе Владимирской иконе (23 июня, 21 мая и 26 августа) самостоятельного материала больше, но все же хвалитные стихиры Владимирской и Смоленской иконам одни и те же. Служба эта, как и служба Казанской иконе (в меньшей мере), связывает прославление ее с историей России, и установления всех трех празднеств имеют основанием события государственного значения: память перенесения иконы из Владимира в Москву при нашествии Тамерлана в 1395 г. (26 августа), воспоминание избавления Москвы от нашествия Ахмата Ордынского в 1480 г. (23 июня) и празднование избавления ради в 1521 г. от нападения крымского хана Махмет Гирея (мая 21).

Икона попадает на Русь в XII в.: в 1155 г. св. кн. Андрей Боголюбский берет ее с собой в поход из Вышгорода. Служба же написана была не ранее кон. XV в. Хотя и говорится в ней о сретении иконы на Москве, однако трудно предположить за ним самую встречу иконы при перенесении ее из Владимира в 1395 г., так как тексты службы говорят об уже совершившемся избавлении града Москвы (см. тропарь и стихиру по пс. 50) от бывшей опасности: «Пришествием честнаго Ея образа сопротивний побеждаются, и скиптры царей наших утверждаются; нощь упразднися, и день приблизися» (Слава: на Г. В:); «Раби Твои от одержащия нужды избавлыпеся, Тебе<, Чистая, > взывают» (стихира 1 [Слава, и ныне:] на стих.); «Да почтится днесь Богомати, <...> победу давшая христолюбивому князю нашему» (светилен). Опасности от агарян (п. 7 [п. 4, тр. 2]) прошли, исмаильтяне низложены, икона возвращается в Москву (см. тропарь и кондак). Правда, есть в службе и молитвенные обращения об избавлении от врагов, еще грозящих граду: «Якоже древле спасла еси Царский град от нахождения поганых, тако и ныне спаси страну Российскую от нахождения вражия, от междоусобныя рати» (стихира 1 [стихира 3] на Г. В.). Переплетаются три мотива: вначале неуверенность, затем радость о победе и, наконец, праздник сретения иконы: «Яко звезда многосветлая взыде от востока к западу» [сед. по 2 стихосл.]. Написана была служба не ко дню самого сретения, а уже в память его, когда икона находилась в Москве: «Яко избавлыпеся от злых пришествием <честнаго> Твоего образа, <...> светло сотворяем празднество сретения Твоего» (кондак).

В XV в. составлена была «Повесть о славном чуде Владимирской иконы Божией Матери, или О спасении Москвы от Тамерлана». Это избавление и память перенесения и пребывания иконы в Москве, вероятно, и разумеется в текстах нашей службы. Упоминание же о грозящей ныне опасности может относиться ко второму набегу – Ахмата Ордынского. Планы настоящего и прошедшего переплетаются. Нельзя с твердостью сказать, имеет ли служба в виду именно перенесение иконы из Владимира. В истории иконы могло быть перенесение ее из Москвы в более безопасное место, а также возвращение ее из походов, куда имели обычай брать и иконы. Стихира по 50-м псалме приглашает град Москву готовиться «на сретение Девы Богоматере: се бо грядет к тебе светлое великое солнце от врат затворенных. Тма убо скорби твоея отгоняется». Карамзин в своей «Истории…» указывает, что празднество установлено было в 1480 г. на день 23 июня митр. Геронтием. Вернее всего, что к этому времени и надо относить составление службы. Автор остается неизвестным. Можно только предположить, что составлялась она не без участия мужа «просвещеннейшего» того времени, архиепископа Ростовского Вассиана Рыло (f 1481), примирителя вел. кн. Иоанна и братьев его в их усобицах и составителя жития прп. Пафнутия Боровского[1] с описанием нашествия «царя Мамотяка <...> со множеством <безбожных> агарян»[2].

Спасский Ф. Г. Русское литургическое творчество.

 


[1] Евгений. Словарь писателей духовного чина[, I (1995 г.). С. 55].

[2] Филарет. Духовная литература, I. [№ 103. С.] 152 [С. 153].

 


Навигация

Система Orphus